N4(16)-2017

Дмитрий Чернышев

Стихотворения

Об авторе: Родился в 1963­-м году где­-то между Яблоновым и Становым хребтами, в гидрологической экспедиции, возможно, на мерзлотной станции UNESCO ZEJA. Живет в Санкт-­Петербурге. Автор нескольких книг стихов. Редактор, идеолог литературной школы «Синкаге­рю». Региональный куратор портала МЕГАЛИТ. Верлибры и гетероморфные тексты вошли во множество сборников и антологий, публиковались в переводах на итальянский, немецкий, польский и финский языки.

В этой самой лирике поэт очень сильно, до неразрывности сближает либидо и мортидо и проницает границы между чужим и своим словом – рефлексия направлена не только на лирическую героиню, но и на свойства памяти, на возможные искажения прецедентных текстов, влекущие за собой и смену точки зрения на реальность. Язык во всех его проявлениях материален. Слово становится вещью, а не наоборот. Тем и ценно.

Дарья Суховей, СПб

И ещё один вполне «японский» аспект надо отметить в стихах Чернышева. Стихи подразумевают некую ответную реакцию, возможно, неявную, но обязательно оставляющую тому, к кому обращены (а адресат, напомним, почти всегда определён) пространство для манёвра. Деликатность, необходимая для того, чтобы объект посвящения ни в коем случае не «потерял лицо»…

Андрей Пермяков, Петушки

Дмитрий Чернышев пишет не истории, а сверх-комментарии, ключи к забытым читателем событиям, искренне веря, что найдётся человек, который по ключу отыщет дверь. Так за первым в подборке текстом стоит речь Дмитрия от лица всего советского народа: «Когда я пишу, то знаю их имена и судовые роли. Анна, Раиса, Агнея. Это они стреляли по линкору “Тирпиц”, это они не дали ему уничтожать нас: уборщица, камбузница, буфетчица».

Сергей Ивкин, Екатеринбург

* * *
Я – «Ижора»
Вижу «Тирпиц»

Открываю огонь

* * *
И вот,
я проснулся во сне.

Рядом со мной был мой товарищ,
чью постель я занял – он, бедняга,
скорчился на краю.
Я вспомнил всё, – и снова проснулся.
Теперь я знаю:
смерти нет

Каббалист

о. Сергию Круглову

Каждую пятницу
он – по привычке – звал:
– приди, невеста!

Однажды пришла.

Но не смог различить
Царица ли или Лилит.
Умер.

Вифлеемский пастух

цари – вошли
и наступила тишина
Stillе Naсht

– между пальцев
ног грязь
просачивается!
Звезда сияет.

Эту грязь ледяную размешать, размешать,
глину скользкую
Ап! Ап!

Как царь Давид перед ковчегом
я прыгаю здесь.

* * *

Асе Шнейдерман

Но самым страшным было имя:
«академик Сахаров».

Про него пытались забыть,
потом рассказывали ску(ш)ные антисемитские анекдоты:
«Сахаров=Сахаревич=Цукерман».
…А мы-то знали.

Так хорошо было в раннем детстве,
бабушка показала:

…..− Вот капитальная стена, вот проём,
…..здесь можно спастись при бомбёжке!..
…..пусть все остальные стены рухнут.
…..…и, даже при ядерном взрыве, я знал,
…..можно спастись
…..в нашем
…..самом глубоком в мире метро!

И было понятно: есть люди и нелюди.
…..нелюдей в джунглях шлемы,
…..затянутые маскировочной сеткой)

Но вот тут оказалось, что главная нелюдь –
это нелюдь наша,
ей как раз выдан очередной
золотой пентакль.
Она придумала, что надо взорвать водородную бомбу
в глубине моря, вызвать цунами,
и теперь в Ленинграде
не спрятаться
нам
нигде

«академик Сахаров» – имя нелюди

* * *

tb

Поскольку я не верю
в твоё существование,
То все мои подарки
……….– тебе –
это потлач.
Уничтожение.
Лишь отказавшись от лишнего в себе,
поверю.

* * *

tb

Пальчики, пальчики, пальчики
пальцы её левой ноги
на голове Олоферна

в крови? – так смыть поцелуем

Это лучше, Зорзи,
чем в доспехе
в англосаксонской позе
у престола
мадонны Кастельфранко

Это стихотворение
можно было бы назвать “Realitaetsverlust”

tb

– Ты будешь?
– Да.
– И я ещё буду.

…..[государственные люди
…..в чёрных машинах едут
…..по своим жутким делам]

шелуха этого мира под шинами
нам безразлична
как вешние воды.

Танка

Ольге Логош

При чтении этого текста следует помнить,
что автор был вынужден пользоваться
символикой времён Эдо
…..…хотя любит только Хэйан.

Перед нами описание гибели человеческого существа,
которое не может освободиться от низких страстей,
даже перед смертью.

Конфликт прописан уже в первых пяти слогах .
……………«через парапет»
вспомним этимологию слова парапет: “защита груди”, –
соответствующая чакра пробита.
Геро(й/иня) в следующих семи слогах сломан и низвергнут. —
……………«перегнёт – и упаду».
Тут стоит вспомнить,
что в русской поэзии “парапет” связал с рекой А.С.Пушкин.
Кстати, хождение по мосту,
это традиционный символ совокупления
в поэтиках Юго-Восточной Азии.

Вторая лесса – прямая речь того, кто летит и утопает.
………«но Я увижу
……………отражение – не Вы!»
Родительный падеж имени нашей любимой реки
омонимичен крику погибающей души, чей ад –
в дурной бесконечности отражений –
……………«глазами любимого».
Это,
как и система внутренних рифм,
отсылает читателя к псевдоклассической
японской поэтике

3: День

tb

праздную твой
день! –
так хорошо.
почему-то раньше – не праздновал:
мешала ниточка –
……….[соединяет душу и тело] –
струнка серебряная
А теперь ЛОПНУЛА

1917

tb

Ко-
роль Ге-
……….орг, он…
………….Ой, больно!
…………….– теперь не Гота!
– Заткнись!
– Он Виндзор.
– Ноги раздвинь,

думай о Британии

…..[Гота IV фанерная, четырёхкрылая, в сумерках
…..восьмицветная воет
…..баньши двойняшки: сестрёнки Мерседес]

они поют
про Лондонский мост
My fair lady

о тебе, моя леди