Евгений Зачевский

Открытие Готфрида Бенна

Творчество Готфрида Бенна, несмотря на появлявшиеся время от времени переводы его стихов, в нашей стране остаётся до сих пор предметом интереса довольно узкого круга читателей, да и сами эти переводы не всегда отвечают духу оригинала, оставаясь, как это особенно ярко проявилось в двуязычном «Собрании стихотворений» поэта, выпущенном в 1994 году стараниями В.Топорова, некими фантазиями в стиле Бенна, в чём и можно убедиться, обратившись к соседствующим с ними оригиналам. Своеобразным прорывом в творчество Г.Бенна можно назвать попытку В.Микушевича приблизиться к истинному пониманию сути его поэзии в двуязычной книге стихов «Перед концом света» (2008), что, однако, не означает, что с нею наступил и конец представления нашему читателю этого огромного континента под названием Готфрид Бенн, тем более что перевод – это всегда непрекращающийся поиск постижения сути оригинала, это постоянная езда в незнаемое.

В этой связи нужно только приветствовать появление книги «Готфрид Бенн. Двойная жизнь» (2009), вышедшей в совместном издании аугсбургского издательства «Waldemar Weber Verlag» (ФРГ) и московского издательства «Lagus-Press», под редакцией самих издателей Игоря Болычева и Вальдемара Вебера и при участии А.Белобратова в качестве филологического редактора. Год назад московское издательство «Летний сад» переиздало эту книгу. Теперь книгу можно приобрести и в России.

Впервые под одной обложкой представлены не только стихи Г.Бенна, но и его проза и эссеистика, то есть теперь читатель может познакомиться с миром писателя во всех его основных проявлениях. Тексты Г.Бенна предваряет основательная вступительная статья В.Вебера. Заключает это издание, обильно иллюстрированное фотографиями писателя различных лет, комментарий к произведениям Г.Бенна.

Если со стихами Г.Бенна читатель худо-бедно знаком, хотя представленные в этом издании переводы являют собой своего рода квинтэссенцию переводческого искусства, больший интерес вызывает проза писателя, до сих пор публиковавшаяся в России в извлечениях.

В собственном смысле слова Г.Бенна трудно назвать прозаиком, ибо его прозаические произведения почти не имеют жанровой обособленности, отчего и рассказ, и эссе, и доклад вбирают в себя черты каждого из названных жанров, не становясь окончательно каким-либо из них. В результате этих хождений из жанра в жанр возникает поэтическая проза, напоминающая собой скорее мысли вслух, чем законченное произведение. Поэтому и «Погребок Вольфа», и «Птоломеец», и знаменитый доклад «Проблемы лирики», захвативший не одно поколение немецких поэтов, воспринимаются как одно большое произведение, каждое из которых дополняет или варьирует понимание писателем своего творчества и его отношение к миру. «Абсолютная проза», как этот синтез воспринимается Г.Бенном, оказывается не такой уж абсолютной, ибо в частностях, как и в самом стиле этой прозы, проглядывают время и дух этого времени.

Несомненный интерес представляют тексты, относящиеся к периоду короткого ослепления Г.Бенна идеями национал-социализма, или, как говорит он сам, «опьянения судьбой». Надо сказать, не он один подпал под их влияние. В Европе, приходившей в себя после мирового кризиса 1928 года, раздираемой финансовыми скандалами, партийными распрями, некоторые представители творческой интеллигенции увидели в нацистском движении выражение порядка, устойчивости. Крупнейший ирландский поэт У.Б.Йетс, общепризнанный поэтический гуру Европы Т.С.Элиот, реформатор французского языка Л.Ф.Селин, поэт, вдохновитель и покровитель того же Т.С.Элиота и многих других авторов тогдашнего авангарда Э.Паунд, не говоря уже о норвежце К.Гамсуне (хотя там больше старческого маразма, чем идеологии), – все эти и некоторые другие авторы, рангом поменьше, вдруг увидели в отлаженной машине нацистской диктатуры некий выход из хаоса, Новый порядок. Правда, большинство из них, в том числе и Г.Бенн, вскоре осознало свою ошибку, и только Э.Паунд продолжал вещать по итальянскому радио на Америку, воспевая мнимые успехи дуче на социальном фронте, да К.Гамсун всё не мог забыть оказанных ему нацистами почестей.

Примечательно, что многие из них были не столько истовыми поклонниками идей национал-социализма, сколько расчётливыми политиками, преследовавшими определён-ные политические цели. У.Б.Йетс, не только он один в Ирландии, увидел в нацистской Германии орудие против ненавистной ему Англии. В свою очередь, Т.С.Элиота напугали забастовки рабочих, и профашистская организация лорда О.Мосли могла послужить неким спасением от них. Известный поэт И.Вайнхебер связывал с нацистской Германией возрождение в Австрии монархического правления. Не менее известный австрийский прозаик Ф.Тумлер также надеялся вернуть Австрии с помощью нацистов Южный Тироль, отчлененный от Австрии в 1919 году Антантой, и только убедившись в тщетности своих усилий, с горя решил отправиться на фронт, да и то лишь с третьего захода, так как являлся «национальным достоянием» и не подлежал военной службе.

В случае с Г.Бенном верх взяли не столько отголоски политических и социальных битв в Германии, сколько ощущение начала нового исторического движения, совершенно не похожего на все предыдущие попытки изменения развития Германии. Небывалый размах во всех областях жизни страны породили у Г.Бенна надежды на возникновение нового века, сродни веку античности, надежды на появление нового человека, свободного и раскованного. Недаром он так красочно живописует в «Дорическом мире» эпоху предельной свободы и одновременно предельной несвободы нового человека, отдавая предпочтение суровой Спарте в пику просвещённым Афинам.

Правда, вскоре Г.Бенн убедился в том, что античность и национал-социализм – вещи несовместные, и этот процесс отрезвления нашёл своё отражение в автобиографической прозе «Двойная жизнь», «Погребок Вольфа», «Роман фенотипа», в статье «Искусство и Третий рейх». Однако и по сей день этот поступок Г.Бенна вызывает неординарное отношение к нему как в Германии, так и за рубежом, и вызвано это, вероятно, несоразмерностью художественной значимости его творчества с политическим поступком писателя. Многие авторы нацистского Олимпа, вроде Г. Йоста, продолжали, после вынужденной и непродолжительной паузы, публиковаться в послевоенной Германии, и все их прегрешения, несопоставимые ни в коей мере с прегрешением Г.Бенна, были забыты, даже прощены, а Г.Бенн оставался до конца своей жизни своего рода литературным изгоем, хотя и получил в 1951 году самую престижную литературную премию в Германии – премию имени Георга Бюхнера.

История всё расставляет на свои места. Поэта, более значительного, чем Г.Бенн, немецкая литература в 20 веке не знала, и его подтвердили последние опросы среди молодых авторов, а потому его надо воспринимать таким, какой он есть, то есть – читать, проникаться существом его творчества. Здесь уместно привести слова А.С.Пушкина о Д.Байроне. В письме князю П.А.Вяземскому он возмущался: «Толпа… в подлости своей радуется унижению высокого, слабостям могущего. При открытии всякой мерзости она в восхищении. Он мал, как мы, он мерзок, как мы! Врёте, подлецы: он и мал и мерзок – не так, как вы – иначе».

 

Евгений Зачевский, доктор филологических наук ,

Санкт-Петербург

 

- Готфрид Бенн. ДВОЙНАЯ ЖИЗНЬ. Проза. Эссе. Избранные стихи. Издательства: Waldemar Weber Verlag, Аугсбург и Lagus-Press, Москва, 2009 г., 600 страниц, твердый цветной переплет, фотоиллюстрации.

- Готфрид Бенн. ДВОЙНАЯ ЖИЗНЬ. Проза. Эссе. Избранные стихи.Издательство «Летний сад», Москва, 2013 г.

 

Книгу можно заказать по адресу:

D-86154 Augsburg • Nordendorfer Weg 20 • Waldemar Weber Verlag

Fax, Tel.: 0821-4190431, Tel.: 0821-4190433,

E-mail: waldemar.tatjana@t-online.de