Вячеслав Куприянов

Кровь речи
Стихи

Куприянов, Вячеслав Глебович. Родился в 1939 г. в Новосибирске. Учился в Высшем военноморском училище инженеров оружия в Ленинграде. Окончил Московский институт иностранных языков. Поэт, прозаик, переводчик, эссеист, редактор. Один из пионеров современного русского свободного стиха. Автор нескольких книг поэзии и прозы. Многократно издавался в переводах на другие языки мира. Переводил на русский язык немецкую поэзию, от Гельдерлина и Новалиса до наших дней; можно отметить сборники Рильке в его переводах («Радуга». 1999, «Эксмо», 2006) и итоговую антологию «Зарубежная поэзия в переводах Вячеслава Куприянова» («Радуга», 2009). В декабре 2013 г. в Москве вышел сборник стихов «Ничто человеческое».

Кровь речи

не хочу ничего видеть
не хочу ничего слышать
ничего не скажузакусываю губы
чувствую вкус
кровизакрываю глаза
вижу цвет
кровизатыкаю уши
слышу
шум кровиневозможно
уйти в себя
разорвать с миром
кровные узыостается вечно
говорить и слушать
слушать и говоритьслово
у всех
в крови
В поисках Диогена
Ночь, улица, холод, аптека.
И тьму пронзает мгновенно
трагический крик человека:
Огня! Я ищу Диогена!
И словно в комической драме,
достойной Эллады и Рима,
толпа мудрецов с фонарями
на ощупь проходит мимо.
2013

Шоу, шоу…

Шоу, шоу…
Вот прошла дама в мехах
сквозь которые хорошо видно голое тело
прошел мужчина в добротном костюме
неся свою голову на острие пики
прошел ребенок с просьбой
взять его на ручки
прошел белый слон
с жевательной резинкой вместо бивней
прошел президент с просьбой
скостить ему срок
прошла репка
неся на себе бабушку и внучку
пробежала мышка
с растяжкой рекламы мышеловок
пролетела муха
без ничего просто муха
и вот опять все тот же белый слон
пронесли четыре генерала
певицу поющую в клетке
прошла зубная боль
проскрипев золотыми зубами
прошел стол накрытый на 4 Vip-персоны
прошел стул мечтающий стать креслом
прошли 40 разбойников в поисках источников нефти
прошли 33 богатыря в погоне за бутылкой пива
прошли одно бандформирование и министерство
образования
прошли голова 2 уха и свои 5 пальцев
прошли друг за другом три белых медведя
с требованием остановить мгновение
прошло мгновение
а за ним незаметно три или четыре века
и вот опять все тот же белый слон
и еще прошла чужая жизнь
выданная за свою на льготных условиях
и еще бесконечная вереница сеятелей очей
и каждое око не насытится зрением
видящий не думает
видящий не видит
он пересчитывает увиденное
ему не хватает своих пальцев
и он отрезает чужие головы
для ровного счета
и вот опять все тот же белый слон1

1 Und hier und da der weisse Elefant (R.M.Rilke, „Kаrussel“)
* * *

Итак, поэты больше не нужны,
Увы, для равновесия планеты,
Для благосостояния страны
Важнее те, кто составляет сметы,

Кто гонит газ, кто навевает сны,
Кто продает военные секреты,
Кто раздает авансы и чины,
Для нас чеканя медные монеты.

Здесь любят визг, и есть на хохот спрос.
Бессмыслица кичится видом здравым.
Поэт шумит, – он небо перерос –

Скороговорки продает картавым,
Зовет макак задуматься всерьез,
Ослам внушает рвение к забавам.

Современный человек-2

Современный человек
растекается мыслью по мировому древу
змеей протягивается через провод
моллюском вместе с шумом моря
умещается в раковине телефона
спрессовывается
ищет бессмертия
на жестком диске
становится чудом морским
узником аквариума телевизора
он становится все портативней
малогабаритней
все современней
его уже можно включать
выключать подключать
делать громче тише
наводить на резкость
он сам себя не видит
не слышит
он себя не знает

* * *

Лучи мои, альфа и бета,
Пронизывающие пустоту!
О атомы белого света,
Незримые на свету!

Как бьется сердце поэта,
Желая и эту и ту
Идею или примету
Идеи схватить на лету!

О песня, которая спета
Из немоты в глухоту!
О ангелы белого света
Незримые на свету…

Оптимистическая география

Северная Америка
пока еще не проваливается
в Южную
Передняя Азия
еще не подмяла под себя
Малую и Среднюю
Европа еще не обрушивается
сквозь Средиземное море
на свободную Африку
Африка еще
не поглощена Сахарой
Айсбергам Антарктиды
еще не удается
слиться со льдами
Гренландии

Силы всемирного тяготения
пока еще превосходят
любые
вооруженные силы

Политическая карта мира
еще не убита
физической картой

Приятно жить

Приятно жить в родной стране
Среди забытого народа
И боли чувствовать в спине,
Когда меняется погода

От зноя летнего к дождю,
От потепления к морозу,
От императора к вождю,
И от забвения к прогнозу.

А также быть в чужой стране
Среди умеренного чуда,
Где ждут спокойно в стороне,
Когда исчезнешь ты оттуда.

И жить потом на небесах,
Которым я и ныне внемлю,
Где ангел, стоя на часах,
Следит: не смотришь ли на Землю…

Разрыв

Расстояние между нами
пространство
вечно
открытая рана

затягивается постепенно
временем
нашей единственной
жизни

Кровообращение

Мне говорили якуты в Якутии,
Как комары пьют кровь оленя:
Одни из самого оленя,
А кому не хватило места
Пьют из тех, кто пьет кровь из оленя.
И так далее.
Люди и не мелкие комары,
Но и не безобидные олени,
Они так становятся кровопийцами:
Одни пьют кровь из других,
А другие – из третьих, которые поменьше,
И третьи скопом мечтают,
Как бы попить из первых,
Пьющих из других.
Если кто-то станет сопротивляться,
Может произойти кровопролитие.
А пока кровь не течет мимо,
Все течет своим чередом.
Укрепляются кровные связи,
Кровяное давление в норме.
И так далее.

Жизненный опыт

Я живу
на экспериментальной планете
в качестве подопытного экземпляра
неопытного человека

меня испытывают
на кручение изгиб разрыв
растягивают в пространстве
сжимают во времени

я сопротивляюсь
затаиваю дыхание
прячусь в собственное
сердце

я вижу
на моем месте
никого быть не может
кроме меня

выживая среди себе подобных
я накапливаю жизненный опыт
единственный
неповторимый

поверьте моему опыту
чужому опыту
никто не верит

Прожиточный минимум

Государственные умы подсчитали
Сколько мне положено съесть
Белков жиров и углеводов
Чтобы не перейти за черту голода
За которой начинаешь сомневаться
В государственных умах
Государственные умы вычисляют
Какой минимум духовной пищи
Положен мне уже с раннего детства
Чтобы не испытывать духовной жажды
И воспитывать в себе с раннего детства
Прожиточный минимум совести
И государственный ум

Когда я вырасту
Я тоже стану
Государственным умом
Который уже все подсчитал
И все вычислил
Мне останется только
При минимуме совести и способностей
Жить по максимуму

Ода компьютеру

От пустых забот вдали
Я гляжу в твое окошко.
Мой компьютер! Удели
Памяти еще немножко!

Дабы тайные слова
И магические числа
Сочетала голова
С допустимой долей смысла.

С чистым разумом в связи
Оцени за строчкой строчку,
Код вселенной загрузи
В радужную оболочку.

Все, что гению сродни,
А не смутные изыски,
Поддержи! И сохрани
Сны мои на жестком диске.

А когда уйду с земли,
Как задумано в начале,
Мой компьютер, удали
От себя мои печали.

Столкновение цивилизаций

Который век народ в испуге,
Другой не ведает игры:
Одни куют себе кольчуги,
Другие точат топоры.

Где ладу нет, и правят страсти,
Стать хочет всем любая часть,
Мир распадается на части,
И все на всех грозят напасть.

Все брани ждут и жаждут дани,
И все здесь выиграть должны:
На поле брани много дряни
И с той и с этой стороны!

Уроки природоведения

Наташе Румарчук
Любим – твердим –
лес, поле,
природу.
Но о жизни помыслим,
и в мыслях
темный лес. И жизнь
прожить – не поле
перейти. И природа
не терпит пустоты.
И когда мы ее наполняем –
смотрите –
любят ли нас
лес, поле, природа?
О любви твердить
не спешите.
Без взаимности –
что за любовь…

Ночные мысли

Нет у ночи иных причин,
Кроме помысла темных сил
Постичь значение величин
Не замечающих их светил.

Перекликается с тишью тишь,
Тень за тенью спешит во тьму,
Кто-то кличет: «Услышь, услышь!» –
«Слышу!» – эхо вторит ему.

Звездный дождь разверзает высь,
На спящие души струит бальзам.
На чей-то оклик: «Вглядись, вглядись!» –
«Вижу, – в ответ, – но не верю глазам».

Песнь о любви

Пятеро
переполняют лифт
Пятьдесят
переполняют автобус
Один
переполняет душу