Евгения Изварина

Стихотворения

Родилась в городе Озёрске Челябинской области. Живёт в Екатеринбурге. Работает редактором отдела газеты Уральского отделения РАН «Наука Урала». Автор семи книг стихов, публикаций в уральских и московских антологиях, коллективных сборниках и журналах. Лауреат литературной премии имени П. П. Бажова. Член Союза писателей России.

* * *

Роза,
фарфоровый купол карусели —
кого ты выберешь, от кого отвернёшься всеми
белыми лепестками и зарумянившимся одним?
Шмель возвращается, неутомим,
ветер не утолим ароматами никакими —
там, где шипы впиваются и вбиваются клинья,
и она — как чайка в руках:
расклевала,
брось!

…Роза всегда выбирает того, кому только Лилия
нужна — продолжаться ввысь,

разрываться врозь…
* * *

По теченью ручья, по змеиной коже
легко ведёт, глубоко режет

время — боль и нежность, одно и то же,
и тебе уже не до примет и вешек —

что деревья в мае цвести не смели,
под ночным снегом трава мокла —

за тобой ходят другие звери,
на тебя смотрят другие окна…

* * *

Раздавлена даль, и луна разбита,

но снова застеклена.

Сердце бури бьётся ровнее, успокаивается волна —
русалочьим поводя хвостом
туда-сюда, укладывая пласт за пластом
под негнущиеся слюдяные ленты

части вещей и слов, человеческие фрагменты:
лаковая столешница, переборка, зеркало…
И опять —
мокрые тюки, не разобрать —
кочегар или суперкарго,
невеста или жених —
завтрашний день позаботится о них,
альбатрос ими позабавfится, скат, калан…
Гладя обломки, сам себе улыбается океан,
кто-то плывёт, поёт, кто-то сегодня уснёт

в коралловом гамаке,

так и держа фотокарточку в плавнике…

* * *

…сладкая вата,

зеркальная комната,
попугай с предсказаньями,
но сперва —

карусель под шатром: лошадки, олени, одна сова —
не сразу увидишь, но она есть — чуть выше
закреплена. «Пап, подсади!» — и чадо, бывшее
только что твоим,
расхохочется, и внезапно
тронется карусель, ухнет сова…
Назавтра
просыпаешься — что такое? Не можешь вспомнить
эту постель, эту комнату; выпадает —
но не таким куском
ведь! —
жизнь из памяти. Что же, замри и слушай:
шёпот был или вопль, по стеклу черкнувший —
крапчатое перо! И за стёклами… — Разве в этом
городе ты произнёс:
— Мадемуазель!
Мы обещали — и мы пришли.
Осчастливьте и нас билетом
на карусель…

* * *

Над головами
вышиты шерстью на дымном вигваме
обе звезды.
Облачный вечер натоплен дровами,
сохнут сады.

Лунник, крыжовник… —
утренним снам умываться свежо в них,
вёдра легки
на коромысле. В одеждах бесшовных
неотличимо крыло от руки…

* * *

деревья во сне запрокинь-голова
как если бы падала в дым булава

но было по воле а стало сквозь сон
и камень как дым расслоён колесом
и корень как лом поддевает плиту

смотрины сквозь дерево
на лету

* * *

…случаем — не разминулись за клубами пыли…

Словно дальше других забегающая волна,
случайна твоя любовь… Не на этот ли случай были
созваны ангелы,
созданы расстоянья и времена,

для того чтобы смерть миром решать и ладом;
плоды и зёрна — для благодарности: кто поспел —
чтобы падал — не выбирал;
и Мадонна шла садом
пересекающихся стрел…