Егор Мирный

Стихотворения

Родился в 1983 г.. Закончил Уфимский государственный авиационный технический университет. Публикации в журналах «Гвидеон», «Южное Сияние», «Белый ворон», «Новая реальность», на электронных ресурсах «Полутона», «Сетевая словесность» и «45-ая параллель». Обладатель малой премии независимой премии «П» (2013 г.), в апреле этого года вышел дебютный сборник стихотворений «На кострами заросшем Плутоне».

* * *

переживаю
умение быстро шагать
отовсюду

в шевелящуюся извёстку
с крепдешиновым шумом
падают глаза

я этому редко
и долго
верю

опечатанные веки

пожар
от сих и до сих

война
от непотушенной сигареты

улетающая улитка
тень свою в облако тащит

ох
что-то хрустнуло одиноко

сердце – кость

* * *

а мы сгорели
это дым
так обрамляет наши души
что они кажутся имеющими форму
и глубину
они отныне есть

Господь не прочь быть нашим фоном
но
нам нужен фон другой
нам нужен фон
чтоб разглядеть

ни образ ни подобие
а букву
или зеро
подкрашенную смерть

но кто здесь

перемещаются по линиям наших взглядов как по канатам
уничтожают аппараты сличения
плюют на обратную сторону наших зрачков
размывают контрастность

победоносные ясные горячие
они сожгли нас
те кто видны лишь на нашем фоне

ходят глазастые
светят друг другу в глаза

* * *

когда уже закончено, бросает
ему венок, и он один идёт
прочь от неё, в обратном угасает,
идёт, идёт,

в руках венок из бабочек, из листьев
чего-нибудь,
из поролона и кричащей птицы,
боясь вздохнуть,

идёт как любит и идёт как помнит
её, затем
всё остаётся: листья – и не вспомнить
оттенок, с тем,

что подарила как венок звенящий
над головой,
идёт один в ответе предстоящем,
в ответный звон,

идёт по распадающейся боли -
высокий торф -
движения раскладывая возле
себя потом,

когда уже закончено хотя бы,
зияло чтоб,
она несёт венок ему и как бы
бросает в гроб.

* * *

откуда так звезда звезда звезда
звезда звезда и ничего за ними
у приходящих руки без стыда
в какой бы рай они не приходили

над ранним вороньём цветенье льда
четырежды ответ на всё живое
техническая помощь и вода
техническая родственная богу

плетёной крови долгая дыра
трепещущая при двойном дыхании
теперь топор и танец топора
раздвинутое стёклышком сияние

из положенья нежности сквозной
в испуг цепной вздымающийся верно
всем приходящим с богом по одной
немилосердной

* * *

не ластилась не лыбилась просила воды
я видел твоё тело посреди наготы
оно равнялось нежности ошкуренной вслух
нет-нет тебе послышалось – ошкуренный слух

только что из парикмахерской только что из пальто
на языке ещё музыка а под музыкой только что
было видно то безголосое похожее на весну
ты не знаешь этой громкости я тебе объясню

всё маячила – голос нянчила – разбирала следы
а выходило что только и делала что просила воды
приходила бабушка сказать что вернулась с войны
получалось что у Бога нет ни одной стороны

я принёс тебе воду чтобы ты умерла со скуки
рассказывала что у твоего парикмахера связаны руки
я представил это так что не осталось ни тени сомнений

лишь отражения теней
никак не тени отражений

ожерелье
Даше Серенко

и последнее

исследовать и
следовать до
пункта обнаружения себя собой
по направлению к
бытованию существования
мимо
проходящего мимо
времени

/проходить
значит заживать
заживо/

/время
тёртый калач
распростёртая плаха
было и пришло/

хочу дождь почему он уже идёт
хочу дождь
почему

всё так, как оно и должно быть
всё лучше того, как оно должно быть

всё распахнуто словно бы ожерелье

в последний момент невозможно отдёрнуть руку,
тем более, что не помнишь, какой последний
и с чего бы это

добираться до Бога лучше всего автостопом,
тем более, что это
ещё не факт,
ещё не долг

/не по долгу
не подолгу
не подохну/

давно не опыт

никакой профилактики
никакого предупреждения

* * *

бог ты мой
вино не допили
оставили стоять где попало
и ушли
не то заполночь
не то срочно

как будто заприметили красоту
и подумали что она за нас
и она за нас
не в ответе

девочки держались
ботинок расшнурованный
светофоры ворованные
пашка говорил что
не в этом дело
не об этом речь
ни к селу будет сказано
ни ко времени будет припасено

и ругали нас
сквозь огонь зенитной артиллерии
всё ниже
ниже

ты отделился
от послесловия
с какой-то малоподвижной целью
ради всего слепого

спины отражающие наступление наших
опорная траектория
цветное дно

дерево упало
далеко и ослепительно

дирижабли
жальте жальте

полярные суда
сюда сюда

музыка изменила
тебе
себя

* * *

солнечные как свет
и как свет
слепые
дети
влюбляются друг в друга
засовывают свои мокрые ладошки
в открытые рты друг другу
упираются тёплыми головками
в соседние животы
а ногами попадают
в чьи-нибудь зажмуривающиеся глаза
в складчатые топкие души
дети
слипшиеся перемешанные
в чутком и душном пространстве
у Христа за пазухой

* * *

пережидая божий дар
перетащили ложку дёгтя
о воздух истрепали локти
и нас нащупала вода

мы к ней спиной во мрак спинной
переступая через голос
витой, хватающий за голень

за голым выдохом – слюной
переломили два перста
как об асфальт переносимый

перетекли во что просили
переспросили как тогда