Алёна Бабанская

Эквилибристика
Стихи

Родилась под Москвой, в Кашире, стихи писала с третьего класса, получила филологическое образование, но после окончания университета отошла от поэзии на двенадцать лет. Вновь начала писать стихи в 2003 г.. Издала три книги. Живет в Москве с девятнадцатилетним сыном и шестилетней кошкой Пушоней, работает в банковском журнале.

чашка
Виктории Кольцевой

Неужели, неужели,
Несмотря на тьму ночную,
Небеса, подобно гжели,
Бог расписывал вручную? –
Все на дне бездонной чашки
Невесомого фарфора:
Люди, звери и букашки,
Буераки, реки, горы?
Мир прошел суровый обжиг,
Бог сказал: да будет чудо!
Содрогнулся мир и ожил –
Тонкостенная посуда.

поезда

О чем кузнечик-поезд стрекотал? –
В лугах трава по пояс, лепота!
Поют такие птички в проводах,
Что голос электрички пропадал.
И ехал люд, кто в лес, кто по дрова
А кто с товаром лез и продавал.
Шел облаков тяжелый караван –
От поезда весь день не отставал…

* * *

Ты по правилам игры
Машешь поезду с горы.
Он летит со страшным гулом,
Что ворон попутных сдуло,
Взвился пух со всех сторон,
Горячо пахнул гудрон.
Конь из города тыгдыма,
все равно проедет мимо.
Отразишься вдруг в окне,
Машинист махнет в ответ.

синяя борода

В мыслях всякая ерунда,
Нескончаемый монолог:
Ходит Синяя Борода
К Пеппи Длинный чулок.
Не имеет значенья длина и цвет,
Намеренья, смысл, маршрут.
Потому как никого из них нет,
Ну, а если и есть, помрут.

* * *

Небесная механика, сантехника зловредная –
Опять течет из краника на голову, на бедную,
Ну, где же вы, чинители, ну где же вы, лататели?
Протечку в небе видели, да так и не наладили!
Поаккуратней с трубами, гобоями, валторнами:
Опять по лужам хлюпает гроза губою черною.
Гремит стальными бочками, трясет перстами стылыми
И что-то неразборчиво по речке пишет вилами.

туман

В туман заоконный липкий
Глядишь дураком кромешным.
Ныряют скворцы, как рыбки
Из ближней своей скворечни.
И как-то темно и сыро,
И как-то смешно и страшно,
Паришь над незримым миром,
В безликой бетонной башне.
Все звуки внизу, все скрипы
Туман пеленает туго.
И сонные люди-рыбы
не видят давно друг друга…

в ливень

Потемнело и затихло,
И тотчас над чердаком,
Домовитый ливень лихо
заработал молотком.
Полился, кипя и пенясь,
С поднебесной высоты
На дорожки, на ступени,
На пахучий куст сирени,
На машины и зонты.
Вот сидишь себе в потемках,
Вдоль по улице – река.
И сопящего котенка
Чешешь за ухом слегка.

* * *

Тане Некрасовой

Кудрявый Пушкин в Кишиневе
Плевался косточкой вишневой
Пенял на дикость молдаван
И дамам ручки целовал.

Гуляя по холмам покатым,
То почты ждал, то ждал прохлады,
Но всем завистникам назло
Вострил гусиное перо.

А мы себя мускатом тешим,
Гуляем, и холмы все те же,
Жара сражает наповал.
Вот кто бы ручки целовал?

эквилибристика

Опять влюбленная и глупая –
Эквилибрист на тонкой ниточке,
Иду я к Вам небесным куполом.
Вот-вот качнусь, и сердце выскочит.

С такою дьявольской сноровкою,
В трико блестящем, но подержанном.
И не шестом, и не страховкою,
Одним лишь воздухом поддержана.

А вот и Вы, лишь руку вытяну.
Как мы гуляли в небе, помните?
Смеялись, любовались видами.
Не просыпаясь в темной комнате.