Тим Собакин

Геометрия времён
Стихи

Родился в 1958 г. на Украине. В 1981 г. окончил Московский инженерно-физический институт по специальности математик-программист, а в 1987 г. – МГУ им. М. В. Ломоносова, специальное отделение факультета журналистики. Первая публикация — «Московский комсомолец» (1983 г.). Вплоть до закрытия в 1995 г. детского журнала «Трамвай» был его главным редактором. Работал литературным редактором журнала «Куча мала», а также в других изданиях для детей. Творит в разных жанрах: поэзия, проза, научно-популярные статьи, песни, игры… На его стихи написано десятки песен. По мотивам его сказок снято несколько мультфильмов. Автор 16 книг для детей. В 1991 г. был принят в Союз писателей СССР. В 2012 г. удостоен премии имени Корнея Чуковского.
С 2013 г. – член Русского ПЕН-центра.

Мечта о лани

Который год мечтаю я о лани,
худую к ней протягивая длань.
Однако лани
скачут по поляне —
и не поймать уж никакую лань.

Мы иногда бываем очень слабы,
хотя нередко лезем на рожон.
Вот если б ухватить за хвост орла бы!
Да он летать по воздуху рождён.

Привык я жить
то в сумраке,
то в свете,
духовный развивая аппарат.
Вот если б позвонить знакомой Свете!
Да у неё сломался аппарат.

Зачем я в космос
посылаю знаки?
Я в этом деле
вовсе не силён…

Посмотришь сверху:
wow
тим собакин

Заглянешь глубже:
yo
ПЕЧАЛЬНЫЙ СЛОН

Жаль

Луна повисла в темноте.
Сияют звёзды за спиною.
Как жаль,
что мы уже не те.
Как жаль,
что ты уж не со мною.

А я мечтал бы
(как и ты)
уплыть куда-то на Карибы,
как это делают киты,
а не какие-нибудь рыбы.

И там,
качаясь на волне
первоначальным водолазом,
ты оставалась бы вполне
моим Волчонком Сероглазым.

И там,
пытаясь не сгореть
элементарным метеором,
я оставался бы и впредь
твоим же Волком бы Матёрым.

Напрасно всё:
то я,
то ты,
небесного не слыша зова,
ныряем в омут пустоты.

И свет,
едва возникший снова,
печально чахнет в черноте,
затоптанный тупой толпою.

Как жаль,
что мы уже
не те.

Как жаль,
что я уж
не с тобою.

Чудесные места,

Полный бред

В чужих местах,
где летняя зима
настойчиво стояла зимним летом,
творилось нечто странное весьма,
хотя вполне обычное при этом.

По тем местам,
где падал жаркий снег,
а в лужах булькал кипяток холодный,
гулял один животный Человек,
вернее, человеческий Животный.

Рубашку
вместо брюк он надевал.
Рубашки вместо
надевал он брюки.
И ухом даже вакуум вдыхал.
И носом слышал даже ультразвуки.

Случайно очутившись в тех местах
(замечу в скобках: чересчур чудесных),
я распевал им песни на холстах,
я рисовал для них рисунки в песнях.

Там гуси ржали,
стоя под уздой.
Там лошади летали,
бед не зная.
И Солнце было нам ночной звездой.
А Вега нам была звезда дневная.

Сперва я тоже думал:
«Полный бред!..»
Но,
те места чудесные покинув,
жую из мармелада винегрет
и пью томатный сок
из апельсинов.

День как ночь

кто увидит день
день увидит
кто

что уходит в тень
в тень уходит
что

там сидит в ночи
в ночи сидит
там

где мы все ничьи
все ничьи мы
где

зря его не лови
не лови его
зря

но мечтай о любви
о любви мечтай
но

Львица

… и он принёс уснувшую Львицу в сад
покинув дом от шума толпы удрав
и хвост её как много веков назад
едва-едва касался целебных трав

он так устал давить вездесущих блох
он вдруг узнал что Львицы не долог век
что скоро мир испустит последний вздох
что скоро свет закончит безумный бег

с тех пор печаль застыла в его глазах
он вышел в сад которого больше нет
усталый жук укрывшись в чужих лесах
утратив звук послал неземной привет

пугливый сон пытался залезть в кровать
дрожал мороз готовый дрожать и впредь
а Солнца круг светил миллиардом ватт
на шар Земной не в силах его согреть…

Коленки

Острые коленки
прячутся в траве.
Может, это Ленки?
Может, это Све..?
Может, это Ритки?
Или, может, Ма..?

До чего же прытки!
Их люблю весьма!

Не успев проснуться,
сочиняю стих.
Чтобы их коснуться,
чтоб коснуться их.

И в еловой чаще
удавалось мне
их касаться чаще,
чем касаться не.

Время улетело,
листьями шурша.
Увядает тело,
но живёт душа.

Я пишу нетленки,
что наводят грусть:
ни одной коленки
больше не коснусь.

Заберусь в берлогу,
завалюсь на мох.
Помолюсь я Богу,
чтобы мне помог.
Чтоб намёл сугробы,
чтоб умерил пыл.

О коленках чтобы
я совсем забыл.

ОБязательный ОБлом
после ОБильного ОБжорства

Жизнь гораздо вкуснее, чем кажется.
Настроение мигом повысится,
если утром привычно
обкашиться,
а под вечер с лихвой
обсосиситься.

Но когда целый день не здоровится,
настроение явно опустится:
неприлично при всех
обморковиться
или, хуже того,
обкапуститься.

Как-то в гости решил я наладиться,
чтоб с подругой заманчивой встретиться.
Захотелось мне с ней
обсалатиться,
в крайнем случае —
обвинегретиться.

Но в пути я настолько умаялся,
что почти на подругу не рыпался.
С непривычки я жутко
обмясился,
а потом не на шутку
обрыбился.

В результате я сильно отчаялся,
потому что обильно поправился.
И тогда неудачно
обчаился,
а затем невзначай
обкакавился.

Эх, товарищи, стоит ли кваситься,
кипятиться и даже пузыриться?
Если уж довелось
обколбаситься,
неизбежно готовьтесь
обсыриться!

Попа

вспотела попа
вот те на
вспотела попа

давно забыл
что есть она
а тут вдруг —
опа!

Я не садился на коня,
не пил сиропа.
Зачем вспотела у меня
такая попа?

А ты лежишь
на склоне дня
среди укропа…

Не оттого ли
у меня
вспотела попа?

Ну вот.
Я отползаю прочь —
под опахало

пусть попа ходит
хоть всю ночь
куда попало

Геометрия времён

такой печальный но разумный
чужой голодный полосатый
надев потрёпанные крылья
пришёл в 11.07

на ужин ел сухую мышку
на завтрак пил сырую чашку
затем печально но разумно
глядел на звёзды и туман

он говорил
вчера был вторник
а завтра будет понедельник
как много шмяксов преподносит
нам Геометрия Времён

ему сказали
наше время
не терпит чуждых геометрий
и вы φ-φ не Лобачевский
и даже π-π не Евклид

а он туман держал в ладонях
не зная что с туманом делать
а он звезду держал в ладонях
хотя ладони жгла звезда

потом печальный но разумный
знакомый сытый полосатый
сложив потрёпанные крылья
ушёл в 11.06

Омуль

Мне понравилось слово «омуль».
Я его два часа повторял:
                                                            омуль
                                                            омуль
                                                            омуль
                                                            омуль

И ещё два часа повторял:
                                                           омуль
                                                           омуль
                                                           омуль
                                                           омуль

А потом ещё два часа:
                                                          омуль
                                                          омуль
                                                          омуль
                                                          омуль

Что за музыка?
Чудеса!

А потом я узнал,
что омуль —
это зверь наподобие рыбы,
по ночам выходящий на отмель,
чтобы им любоваться могли бы.

Он гордится своим нарядом;
у него улыбка хитра.

Возле омуля сел я рядом,
молча пел ему до утра.

Где-то в небе паслись овечки,
собираясь в баранов стада.
И хоть думали мы о Вечном,
только нам не хотелось туда.

Время
капало,
утекая…
Становилось нам
всё ясней:
это,
видимо,
жизнь такая —
ничего не поделаешь с ней.

Любовь жёлтых зайцев

У жёлтых зайцев тоже есть любовь
у жёлтых зайцев тоже есть любовь
она приходит слишком незаметно
пока они жуют свою морковь

У жёлтых зайцев тоже есть любовь
она приходит чересчур внезапно
она приходит чересчур внезапно
пока не утекла из тела кровь

У жёлтых зайцев тоже есть любовь
то возникает слишком незаметно
то пропадает чересчур внезапно
то возникает слишком незаметно
то пропадает чересчур внезапно

Ну что поделать?
Это же любовь!

У жёлтых зайцев тоже есть любовь
она почти такая как у синих
она почти такая как у синих
она почти такая как у синих

зайцев