Александр Шмидт

DSCI0045

Утро, полдень, вечер

Утром
Тень моя
Суха и благородна,
Как рыцарь из Ламанчи.
К полудню
Толста и добродушна,
Как его вечный спутник.
А вечером –
Нелепо мельтешит,
Словно ветряная мельница.

* * *
Кроет край мой вороний грай
И кому не лень – всякий кроет…
(кроме нас с тобой) и попробуй сыграй
В две струны своих, голос крови.

Не похожи мы на важных гостей
Да и нет в нас хозяйской спеси.
Ах, как выдует ветер да из наших костей
Много русских пронзительных песен.

Чужая речь

Сначала ты её мучаешь и калечишь,
Пытаясь преодолеть собственную немоту,
Потом привыкаешь к чужой речи,
Словно к протезу в осиротевшем рту.

Шмидт Александр Русланович родился 13 июня 1949 году в селе Новопокровка Семипалатинской области.
Закончил Казахский Государственный университет, В 1989 году Высшие литературные курсы при Литературном институте им. Горького.
Член Союза Писателей СССР с 1984 года.
С 2001 года живет в Германии, с 2005 в Берлине.
Печатался в журналах «Простор», «Юность», «Крещатик» и др.
Автор книг стихов, в т. ч.: «Земная ось», «Родство», «Преломление света», «Зерна дней», «Здесь и там».
Стихи Шмидта включены в «Антологию русского верлибра»,в издания: «Русская поэзия ХХ», «Освобожденный Улисс», «И реквиема медь…» и т.д.
Стихи А.Р. Шмидта переведены на немецкий, польский и корейский языки.
Переводил стихи Готфрида Бенна, Эриха Фрида, Ральфа Грюнебергера, Темирхана Медетбекова

В наши времена нового средневековья поэзию или живой интерес к ней можно сохранить в неких подобиях монастырей или орденов – поэтических школах. Где, так или иначе, культивируется Слово, где ему поклоняются, где оно вынесено за «скудные пределы естества».
С необходимости круга единомышленников, доброжелательных и не очень читателей, поощрительного внимания, взаимного восхищения и начинаются школы.
В каком-то смысле условия и обстоятельства у всех примерно одинаковы, независимо от того, где ты живешь – в России или за её границей , сегодня и всегда поэт – изгой, а поэзия, хоть и «высокая», но болезнь. А больной – вроде прокаженного в этом глянцево-гламурном мире. Поэт в обиходе воспринимается в лучшем случае сочинителем песенных текстов. Вот если ты Резник – то да, а если Рыжий и не клоун то…Поэтому живи в лепрозории. Там по крайней мере ты среди своих. Но когда ты поднимешься на некоторую ступень и поймешь, что в школе стало тесно, душно, одиноко – «живи один». Так исчезают школы.

Александр Шмидт